Главная страница » Киев » Подольская басота

Подольская басота

В каждом городе есть свое, так называемое «дно». В Москве — Сокольники и Марьина Роща, в Одессе — Пересыпь и Молдаванка, в Киеве — Подол. Об этом писали многие классики. Интересно, что слово «босяк» — чисто киевское. На Подоле были босяки и босячки, босяцкие дома и дворы и даже «босяцкие» гастрономы с неистребимым тухлым запахом и матом-перематом в грязных винно-водочных отделах. Думаю, что подольское «дно» располагалось, в основном, в окрестностях Житнего рынка, который еще с XV века был уже основным торговым центром Киева. Сам рынок, как и одесский «Привоз», в то время был окружен бесчисленным количеством галантерейных деревянных «рундуков», внутри которых сочетание запахов мыла, кремов, кожи, создавало сложный и уникальный запах моего детства.

Вокруг рынка стоял стойкий запах испражнений, помоев, гнилых арбузов. На мостовых валялись отбросы овощей и фруктов, рыбьи внутренности и прочий хлам.

Улица Ладо Кецкавели (ныне уже ее нет), улица Ярославская. Олеговская, Глубочицкая. Смирнова-Ласточкина, Фруктовый переулок и другие, — именно здесь было сосредоточено множество старых, еще дореволюционных домов с грязными мрачными подъездами, воняющими котами, гнилой капустой и деревянными, внутренними лестницами.

Однако была и своеобразная эстетика. В окнах между рамами — вата, а на ней — елочные игрушки.

В 1977 году на улице Верхний-Нижний вал был снесен кинотеатр «Колос». Это несуразное деревянное сооружение органически дополняло множество убогих домов и деревянных галантерейных «рундуков». Уже с утра с тыльной стороны кинотеатра, в 50-60 годы собирались на скамеечках пьяницы и венерики, ворье, жулики и спекулянты, потрепанные проститутки. Близлежащие дома — места сбора блатных кампаний, заполненные хмелем, марафстной мутью и бесшабашным разгулом. А ближе к горкам — ночлежки, потайные притоны и места, где орудуют «барыги» — скупщики краденого. Места потаенные — в глубинах двора меж зарослей сирени Много бродяг и нищих ночевали на этих пустырях и горках. Где-то здесь нашла свое пристанище и «элита» преступного мира — «блатные», живущие по своим законам: «вор ворует, а фрайер пашет». Это народ без дома, без работы, неприкаянный, но строго соблюдающий законы блатной среды, где кодло на сходках решает все.

Однажды Сталин сказал: «Если бы мы придерживались своих законов, как блатные, мы бы уже давно построили коммунизм». Однако, какова здесь была свобода! Это-то в годы, когда Сталин еще был жив! Нам, придавленным страхом, боявшимся ЖЭКа, милиции, суда, прокуратуры, ЦК КПСС, окружающих нас людей... этого не понять!

Здесь ощущалась не заграничная свобода, имеющая цену, а наша — бесценная как вода и воздух!

После захода солнца в этих злачных местах собирались люди, опухшие от водки, мелкое ворье и базарные аферисты, босяки и карманники, фармазонщики и шмары.

Оживали зловонные дворы вокруг базара, возвращались домой после трудового дня калеки, нищенствующие, одинокие старики и молодые бродяги, бомжи и множество других людей в серых телогрейках, основным занятием которых было продавать картошку в мундирах, огурцы в газетных кульках, а то и просто питьевую воду. Для всех их Подол стал последним прибежищем и укрытием. Он и обогреет, примет и укроет, а если надо — бесследно в себе «растворит».

Час ночи. На улицах — ни души. Виден только тусклый свет лампочки на деревянном фонарном столбе, да поблескивают лужи. Сонливость наполняет тела людей сладкой, блаженной грустью.

Напомню читателю, что я пишу о послевоенном времени — это пятидесятые годы. Сейчас уже другой мир, другие ценности. Лучше это или хуже никто однозначно не скажет. Тихо было вечерами на пустынных подольских улицах и кривых переулках. Но эта тишина обманчива. Вот пахнущая таранкой усталая от говора биндюжников Глубочица. Где-то заверещат поросята, залает пес. Вот дымок из трубы, наверное, готовят обед, а может, самогон варят.

Много неубранного конского навоза.

Именно сюда стекаются после трудового дня обиженные жизнью, паралитики, венерики, попрошайки, дегенераты всех мастей, просто бездельники — после дневных тыняний по базару и от одной церкви к другой. Во Фроловском монастыре их бесплатно кормили пирогами и квасом. Они шли, чтобы в ночном смешении юрбы — «блатных», «шмар», «котов» — скоротать ночь. Я с интересом узнал, что мир дна многолик и подвержен определенной классификации.

Например, попрошайки, это и «стрельцы» — стоят с протянутой рукой;

и «бывшие» — полковники, учителя (потерял зрение, прошу на кусок хлеба); и «странники» — часто ходят по квартирам (отстал от поезда, помогите доехать домой); и «барахольщики» — ходят по дворам и квартирам (пожертвуйте какую-нибудь рубашку); и «церковники» (сидят под церковью, читают псалтыри); и «кладбищенские» (сидят у входа на кладбище).

Однажды я спросил у одного подвыпившего «барахольщика»:

— Как Вы делаете такое жалобное лицо?

— Практика и все!

Глубоко ошибочна мысль, что хулиган — это одиночка — «веселый индивидуалист». Настоящий хулиган-профессионал являлся членом хорошо организованного коллектива — «ШПАНЫ». На разных территориях — своя шпана. Самый сильный, ловкий, смелый авторитетом своего кулака встает во главе шпаны. Остальные члены — корешки, рядовые, бойцы... Когда сходятся две шпаны — главари дерутся между собой. К победителю присоединяется проигравшая шпана. В шпане есть и женщины — индивидуальные для одного из членов шпаны и «свои в доску бабы», для коллектива в целом.

Интересно, что культа женщины в шпане нет. В поведении ребят вы не заметите малейшего намерения не только на ухаживание, а даже на внимание к женщине. Наоборот «липнет» женщина. Она достает хлопцу сигареты, конфеты, пиво, одалживает на «вечный возврат» деньги. Малейшая попытка по-рыцарски относиться к женщине — это нарушение хулиганских традиций, которые в течение длительного времени приобрели силу закона. Кто нарушит такой закон, того выгоняют из шпаны, как мухолова.

Любимым развлечением шпаны является игра в карты — «глаз», «стос», «девятка». «Подрезать карту» — смухлевать кончается трагично — такого «разносят в губу» — бьют беспощадно.

Все зрелища шпана посещает бесплатно, грабит торговок, бьет пижонов и стиляг, отшивает женщин от парочек.

Построенный в 1930 г. по проекту архитектора В.М. Рыкова кинотеатр «Жовтень», так называемый третий комсомольский кинотеатр на Подоле, был любимым местом посещения шпаны. Причем контролеры кинотеатра знали в лицо всех этих хулиганов, пропускали их в кинотеатр и даже резервировали одни-два ряда для такого рода посетителей. Однако на крупные дела шпана не шла.

... Так, пустить в ход кулаки, финки, кастеты (зубочистки)...

Когда шпаны собирается много — милиции приходится трудно.

Клички хулиганов, с одной стороны несут на себе печать традиционности, а с другой стороны выполняют чисто конспиративную функцию, т. к. многие члены шпаны знают друг друга только по прозвищам. Кличка — обязательный атрибут члена шпаны. Особенность клички отражение физических и

психологических черт и свойств ее носителя. Например: «кудрявый», «чана», «торлик», «волк», «череп», «цыган», «дух», «комар» и т. д.

Очень распространено в хулиганской среде так называемое блатное творчество — воровские песни, поговорки.

«Мы ребята йожики!

У нас остры ножики!» или

«Отчего да почему

Да по какому поводу

Я заехал одному

По прямому проводу».

По вечерам шпана «пьет», отводит душу...

Слышны крики картежников: «Иду по кушу», «Не заметывай», «Четыре сбоку-ваших нет». Попавший в шпану обретает второе крещение, однако, эти люди — начинающее ворье! Это уже потом «пацаны» приобретут мастерство, положение, необходимый стаж, рекомендации для последующего восхождения по ступеням блатной иерархии.

Если конечно их вовремя не остановит милиция или бандитский нож.

автор: Виталий Баканов ©️

книга: «Киев. Подол»

Добавить комментарий